Константин Энгель: Жалею, что из Бундеслиги поехал в КПЛ

Экс-полузащитник «Астаны» и сборной Казахстана поделился с корреспондентом Prosports.kz воспоминаниями о казахстанском этапе своей карьеры, рассказал о травме и команде своей мечты.

Когда об уроженце Караганды Константине Энгеле, в детстве перебравшемся вместе с родителями в Германию и ставшем там профессиональным футболистом, вспомнили на родине, казалось, он сможет надолго закрепиться в составе «Астаны» и сборной Казахстана. Однако пребывание там полузащитника вышло недолгим: Энгель исчез с казахстанских футбольных радаров столь же стремительно, как и появился. С тех пор о нем ничего не было слышно. Как выяснилось, у Коки (именно так он предпочитает, чтобы его называли) были веские причины для того, чтобы поскорее забыть вояж в родные места. И все же спустя несколько лет после возвращения в Германию Константин пусть и неохотно, но решил вспомнить прошлое.

Двойной перелом

– О тебе давно ничего не было слышно. Расскажи, как дела, где играешь?

– Дела у меня относительно хорошо. Каждый день я усиленно тренируюсь, чтобы вновь завоевать место в составе. Выступаю сейчас за клуб «Оснабрюк», который в этом сезоне спустя долгое время вернулся во вторую Бундеслигу.

– Ты уже третий сезон в «Оснабрюке». Все ли тебя устраивает в этом клубе?

– Я счастлив выступать за «Оснабрюк» и очень рад тому, что мы по итогам прошлого сезона поднялись наверх. Когда мы выиграли турнир в третьей лиге, нас буквально на руках носил весь город, это было красиво. В такие яркие моменты ты понимаешь, что играешь в футбол не просто так, а приносишь людям радость, это запоминается на всю жизнь.

– «Оснабрюк» спустя долгие годы
вернулся во вторую Бундеслигу. Какие у команды цели и задачи на новый сезон?

– Думаю, что самая главная наша задача – набрать максимум возможных очков, чтобы как можно скорее обезопасить себя от вылета. А по ходу дистанции будет видно, в какую сторону корректировать цели. Наши парни очень голодны до побед, в каждом матче они выкладываются по полной, отдаются игре без остатка. Если взглянуть на турнирную таблицу, то без труда можно заметить, насколько «Оснабрюк» бескомпромиссная команда – после шести туров мы ни разу не сыграли вничью, в трех матчах победили и в стольких же уступили.

– Почему тебя ни разу не было даже в заявке на матч?

– Все просто – еще в апреле я получил серьезную травму, двойной перелом. Мне сделали операцию, и с тех пор я восстанавливаюсь. Я каждый день нагружаю травмированную ногу, но болевые ощущения пока никуда не делись. Нужно еще немного подождать.

– Можно сказать, что «Оснабрюк» – клуб всей твоей жизни?

– «Оснабрюк» – это моя родная команда, это моя семья, я очень счастлив здесь играть. Ничего не буду иметь против, если вся оставшаяся часть карьеры пройдет здесь.

Сказка о потерянном времени

– Теперь давай вернемся на несколько лет назад, в 2016 год, когда ты подписал контракт с «Астаной». С какими чувствами вспоминаешь время, проведенное в Казахстане?

– Если честно, то об этом не особо люблю вспоминать, совсем не хочется ворошить прошлое. Тогда я с огромным вдохновением принял приглашение «Астаны», быстро собрал вещи и был готов остаться в Казахстане на долгое время. Но довольно быстро заметил: что-то пошло не так. В «Астане» я, по сути, был предоставлен сам себе, мне никто не помогал в незнакомой обстановке, не с кем было посоветоваться, поделиться проблемами.

– Как считаешь, почему у тебя так и не получилось заиграть в «Астане»?

– Спортивный директор, который меня приглашал, через две недели после моего приезда был уволен, и мне сказали, что я могу отправляться обратно (по всей видимости, речь идет о Марко Трабукки. – Прим. Prosports.kz). Мне не к кому было обратиться за помощью, я чувствовал себя чужим и ненужным в абсолютно незнакомой для меня обстановке. Возникли какие-то проблемы с моими документами, в общем, я оказался ненужным.

– За сборную Казахстана ты провел матчей больше, чем за «Астану». Но затем вдруг перестал туда вызываться, и сейчас это уже закрытая тема…

– До сих пор не пойму, почему так получилось. Я был на пике своей карьеры, вместе с «Ингольштадтом» играл в первой Бундеслиге. Вероятно, в национальной команде решили сделать ставку на местные кадры. Но тогда, наверное, надо было сказать, что на меня больше не рассчитывают. Однако со мной с тех пор так никто ни разу и не связывался.

– В Казахстане ты пробыл недолго, однако успел формально стать чемпионом страны. Это твой самый большой футбольный успех или были другие?

– Да, я стал чемпионом, но, если так можно выразиться, безвозмездно. По правде говоря, я вообще не хочу вспоминать эту историю. Не буду вдаваться в детали, просто скажу, что пожалел, поддавшись эмоциям и приехав в Казахстан в поисках лучшей доли. Но не зря ведь говорят, что от добра добра не ищут, я был близок к отчаянию. Понимаю, что сама «Астана» в какой-то степени стала заложником ситуации с моим контрактом, но мне ведь от этого не легче. Когда я уезжал из Казахстана, был счастлив просто от того, что мне на руки выдали трансферный лист и я стал свободным агентом. Иначе бы я вообще не смог заключить контракт ни с одним клубом, не смог бы вернуться в «Оснабрюк». В общем, это была сказка о потерянном времени.

Культурный шок

– Чем тебе больше всего запомнилось время пребывания на родине? Что-нибудь сильно удивило, шокировало?

– Я готовил себя к тому, что в Казахстане все по-другому, нежели в Германии, но все равно поначалу было очень непривычно. Большие города – очень красивые, все новое и очень быстро строится. Однако если немного отъехать от столицы, можно увидеть совсем другую страну, в которой люди живут в нищете и кормятся благодаря домашним животным и своим огородам. А о том, что меня шокировало, я уже рассказал – с таким отношением к себе я нигде и никогда прежде не сталкивался.

– Когда ты в последний раз был в Казахстане? Что-нибудь тебя еще связывает с местом, где ты родился?

– С тех пор, как меня выставили из «Астаны», в Казахстане я больше ни разу не был. А с родиной меня связывает только бабушка, которая там живет, ей уже сто лет, она очень сильная женщина.

– С кем-то из казахстанских футболистов поддерживаешь отношения?

– Да нет контакта как такового. Правда, время от времени общаюсь с Саматом Смаковым – настоящей легендой казахстанского футбола. Он произвел впечатление честного человека, на которого можно было положиться. Сэм всегда был готов прийти на помощь, к нему можно было обратиться с любым вопросом.

– Тебе уже за 30. Думал ли уже, чем займешься по окончании карьеры?

– Да, мне уже 31, контракт с «Оснабрюком» у меня еще на два сезона. Буду наслаждаться этим временем и стараться как можно больше играть. Главное сейчас – преодолеть последствия травмы. Заканчивать с футболом пока не собираюсь, а что будет потом, я об этом пока даже не думал.

– Считаешь ли ты, что твоя карьера футболиста удалась? Или остались еще нереализованные амбиции, неисполненные мечты?

– Жизнь футболиста – это лестница, постоянные взлеты и падения, но запоминаются только достижения и победы. У меня было много травм, но каждый раз я восстанавливался и возвращал себе место в составе. Я достигал уровня игрока первой Бундеслиги, думаю, о подобном в начале карьеры я и мечтать не смел. Но когда испытал это на себе, хотелось еще и еще. Можно сказать, что мечтаю снова окунуться в атмосферу высшего дивизиона.

– Представим, что у тебя появилась машина времени. В какой этап своей жизни ты бы захотел вернуться и пожелал бы что-нибудь изменить?

– Сложно сказать, так как об этом я никогда не думал. Наверное, вернулся бы в беззаботное детство, чтобы снова с друзьями погонять мяч. Чтобы быстро сделать уроки и бежать во двор – это было бы здорово! Ну, и ни за что бы не стал уезжать из Бундеслиги в КПЛ.