Кайрат Боранбаев: Сколько договорняков за сезон в КПЛ? Матчей 10

Председатель наблюдательного совета «Кайрата» Кайрат Боранбаев дал большое интервью «Спорт-Экспрессу». Там он рассказал, почему алматинский клуб рвется в РПЛ, удивился тому, что казахстанцы являются легионерами в чемпионате России и поведал, как нечестные методы позволяют стать чемпионом в Казахстане, передает Prosports.kz.

Почему не оставили Аршавина?

— Какова цель вашего визита в Москву? Связан ли он, в том числе, и с проработкой темы возможного вступления «Кайрата» в российскую премьер-лигу?

— В России у меня и моих партнеров есть бизнес. Мы приехали сюда по этим делам. Но когда появляется свободное время, конечно, встречаемся с футбольными коллегами и обсуждаем насущные проблемы. Сразу хочу подчеркнуть, что политикой я не занимаюсь. Гораздо комфортнее себя чувствую в бизнесе. У меня, например, прошли интересные встречи в бизнес-школе «Сколково».

— Что обсуждали?

— С Алексеем Смертиным думаем над созданием кафедры по подготовке спортивных менеджеров. Их явно не хватает как в Казахстане, так и в России. Сейчас это ниша провальная. Футбол превращается в бизнес. Как правило, в Казахстане в большинстве клубов отсутствует понимание бизнес-процессов. Но когда мы только взяли «Кайрат», то сразу обозначили, что будем выстраивать его с четкой бизнес-моделью. Общаюсь с разными руководителями российского футбола, и они признают, что проблема спортивного менеджмента является очень актуальной.

— Если брать российские клубы, вам чья бизнес-модель близка? «Краснодара»?

— Тяжело ответить на ваш вопрос. Я же не нахожусь внутри клубов. Общаясь с зарубежными коллегами, прихожу к выводу, что модель в принципе одинаковая. Весь вопрос в эффективности менеджмента. Ну и, конечно, важно, кто и как принимает решения.

— Каждый случай индивидуален. В ЦСКА и «Краснодаре», например, просматривается четкая вертикаль власти.

— Я все-таки немного о другом. Обсуждается ли решение первого лица в этих клубах? Вот в чем вопрос. Не думаю, что Гинер единолично утверждает трансферы. Видимо, за ним последнее слово, но до него работу ведут селекционная служба, генеральный директор.

Мы таким же образом выстроили свою структуру в клубе. Есть селекционная служба, есть совет директоров, на котором обсуждаются возможные приобретения. Выработали критерии отбора новичков. Иностранцев смотрим отдельно, казахстанских игроков — отдельно. Понимаем, подходит ли игрок под нашу философию или нет.

— Когда приглашали Аршавина, последнее слово было за вами?

— Да. Мы очень довольны, как Андрей играл за «Кайрат». Специально провели фокус-анализ после первого года пребывания Аршавина в Казахстане. И увидели, что посещаемость матчей резко увеличилась.

— Домашних игр?

— В том то и дело, что нет. В других городах, когда там мы играли. Было видно, что люди приходили на Аршавина. Мы ему благодарны за то, что он был своеобразным послом России в Казахстане. Надо признать, что это легенда российского футбола и, пожалуй, один из лучших футболистов вашей страны за последние 10-15 лет.

— Когда он ушел, на сколько процентов упала посещаемость ваших матчей?

— Определенный отток, думаю, произошел. Но нужно еще провести анализ. Что касается наших домашних матчей, то посещаемость в принципе осталась на том же уровне. Конечно, когда играл Аршавин, возникал несколько другой ажиотаж. Но здесь нужно учитывать и результаты команды, и футбол, который показывает «Кайрат».

— Какая у вас сейчас средняя посещаемость домашних матчей?

— Минимум — 8 тысяч. Арена вмещает 23. На Лигу Европы приходит полный стадион.

— Был шанс удержать Аршавина?

— Шанс был. Но мы еще два года назад понимали, куда и как мы хотим развиваться.

— И куда?

— Хотели, чтобы «Кайрат» играл в скоростной, энергозатратный футбол. Начали к этому планомерно готовиться. По этой причине и не планировали продлевать сотрудничество с Андреем. Три года назад мы уже стали контактировать с немецкими клубами — в частности, с «Хоффенхаймом» и «Лейпцигом». Нам понравилась философия этих команд — высокие скорости.

— Почему решили поменять игровую философию «Кайрата»?

— Еще три года назад задались вопросом, почему не попадаем в групповой турнир Лиги Европы? У нас же и Тимощук, и Аршавин, и другие хорошие футболисты. Те же бразильцы.

— И к чему пришли?

— Скорости другие. Наш чемпионат гораздо медленнее по сравнению с Европой... Хотя у нас были интересные победы. Но это все скорее на характере.

Разговаривали с Бердыевым, он хочет взять паузу

— Помимо Аршаивна, звали кого-то из ветеранов российского футбола — Павлюченко, Кержакова, Билялетдинова?

— С Кержаковым у нас были контакты, когда Аршавин играл в «Кайрате».

— Почему не получилось уговорить?

— Он поехал выступать в Швейцарию.

Александр Кержаков: В «Кайрат» вслед за Аршавиным? Меня никто не звал

— Проходила информация, что Владимир Быстров хотел перейти в «Кайрат»

— Нет, лично я об этом не слышал.

— Вы как-то сказали: «Очень хочется, чтобы Бердыев завершил свою тренерскую карьеру в «Кайрате». Сейчас он без работы.

— Я от своих слов не отказываюсь. Мы всегда ждем Курбана Бекиевича, с большим уважением относимся к нему. Понятно, что в тренерской жизни бывают разные периоды. И, тем не менее, считаем его очень сильным специалистом. Плюс, он выступал за «Кайрат».

— После ухода Бердыева из «Рубина» вы с ним контактировали?

— Да, беседовали. Он сказал, что хочет какое-то время отдохнуть, потратить время на себя, на семью — в общем, взять паузу. И я его прекрасно понимаю. Принять российскую и казахстанскую команды — это две разные вещи. Хочется, чтобы он возглавил сильный клуб в РПЛ.

— Но вы делали ему предложение сейчас?

— Нет, конкретное предложение Бердыеву делали три года назад. А сейчас просто общие разговоры.

Почему бы не создать объединенный чемпионат на базе Евразийского союза?

— Можете рассказать подробнее, почему вы готовы рассмотреть вариант вхождения «Кайрата» в чемпионат России?

— Мы же прекрасно понимаем, что когда-то наступит момент, когда клубы перестанут получать дотации от государства.

— Когда же это произойдет?

— Не знаю, но уверен, что произойдет. Если посмотреть на страны бывшего Советского Союза, то разве в Грузии, Молдавии, Армении, Прибалтике команды получают дотации от государства? А на Украине? Тоже — нет. Может быть, я ошибаюсь, но, мне кажется, только в трех чемпионатах на постсоветском пространстве есть поддержка со стороны государства или близких ему компаний.

— В каких?

— В Казахстане, России и Азербайджане. Это страны, которые имеют разные природные ресурсы, поэтому, видимо, государство продолжает выделять определенные средства на футбол. Но когда-то футбол превратится в настоящий бизнес. Клубы должны зарабатывать! А как это сделать? Как получить прибыль? Мы несколько раз проводили анализ. Говорят, что можно зарабатывать на мерчандайзинге, продаже футболок. Но это мизер...

— Телеправа?

— Ноль. Мы много тратим денег для привлечения болельщиков на стадион, но потом все это окупается за счет билетов. Выходим в ноль. Но на чем можно заработать?!

— На трансферах, за счет попадания в Лигу Европы.

— Вот это следующий этап. Да, еврокубки реально приносят неплохие деньги. Если окажешься в Лиге чемпионов, то получаешь около 20 миллионов. Это бюджет, который позволяет содержать казахстанскую команду. Продажа игроков? Вот этим мы сейчас и занялись.

— Расскажите подробнее.

— Мы выстроили систему профессиональной подготовки казахстанских футболистов. Когда зовем детей в нашу академию, проводим собеседования с родителями, чтобы понять, чего хочет их ребенок: «Стать профессиональным футболистом или нет». Настанет время, когда мы начнем продавать казахстанских футболистов. Как вы думаете, почему российских игроков нет в Европе?

— Высокие зарплаты в РПЛ, плюс нет пристального интереса в Европе к нашим игрокам...

— То же самое происходит и в Казахстане. Но сейчас появляется новое поколение футболистов. Нынешние дети очень хотят в будущем проявить себя в Европе. Да и в Россию хотят приехать. Но нужно время. На подготовку одного профессионального футболиста уходит 7-10 лет. Ну а если мы будем вариться в собственном соку — в чемпионате Казахстана, то ничего не добьемся.

— Поэтому и думаете о вхождении в чемпионат России?

— Не только мы такой вариант держим в голове. Была же очень хорошая идея создать объединенный чемпионат России и Украины.

— Вмешалась политика.

— Но эта идея может хорошо реализоваться внутри Евразийского союза, в который входит пять стран — Россия, Казахстан, Белоруссия, Армения, Киргизия.

— Думаете?

— А вы посмотрите, как равивается КХЛ, единая лига ВТБ. Почему бы и нам так не поступить?

Если за участие в РПЛ «Кайрат» получит условные 10 миллионов, почему мы должны отказаться?

— А как на вашу идею смотрит УЕФА?

— Это уже следующий вопрос. Он требует всестороннего обсуждения. Сначала нам нужно внутри себя понять, куда двигаться. Почему я поддерживаю такой проект? Представьте, что будет, если ЦСКА или «Зенит» прилетят играть, допустим, в Нур-Султан. Во-первых, это популяризация футбола в Казахстане, во-вторых, на другом уровне заработает маркетинг, мерчандайзинг, билетная программа. Ну и телевизионные права.

— Вы обсуждали идею расширению РПЛ с Евгением Гинером?

— Да, в общих чертах говорили. Считаю, нужно создать специальный совет, орган, который будет конкретно прорабатывать эту тему.

— Юридически как возможно создание чемпионата с участием в нем российских, казахстанских, белорусских клубов?

— А кто верил, что будет создан Евразийский союз? Многие сомневались. А он есть и работает. Главное, чтобы было внутреннее понимание и желание. Тогда мы придем к компромиссу. Надо запустить процесс, а потом уже станет ясно, какие вопросы предстоит решать.

— Кто в Казахстане, помимо «Кайрата», готов вступить в чемпионат России?

— Думаю, «Астана», «Тобол», «Ордабасы».

— А теперь я вам приведу цитату главного тренера БАТЭ Алексея Баги по этому вопросу: «Цель этого попадания в российскую премьер-лигу? Что мы преследуем, туда войдя? Много слышу: набраться опыта. Хорошо. Потратили два килограмма денег, набрали опыт, заняли место, которое не позволяет играть в еврокубках, вернулись домой после 30-го тура. Где теперь нам опыт этот применять? На отдыхе «Все включено» применили его и пошли дальше тратить грошы? Я вам скажу так про опыт, про который все говорят, что мы станем расти, как огурцы в теплице. БАТЭ, обыгрывая «Арсенал», «Баварию», ПАОК, получает опыт выше крыши. И мы сами формируем свой бюджет, не просим и не ходим с протянутой рукой. Вот мое мнение».

— Давайте пофантазируем. Если клуб вступает в премьер-лигу и, заняв, определенное в нем место, получает условные 10 миллионов долларов. Я не думаю, что «БАТЭ» откажется от такой перспективы. Попасть в еврокубки — уже следующий этап.

— Поясните, пожалуйста.

— Уже за то, что ты играешь в объединенном чемпионате, ты в конце сезона получаешь определенную сумму. А попадание в Лигу Европы — еще один, дополнительный стимул заработать еще больше. Посмотрите на АПЛ, там клубы здорово зарабатывают, играя во внутреннем чемпионате. Вот и все. Футбол превратился в бизнес. Нам надо перестраиваться на эти рельсы.

Почему казахи — легионеры в РПЛ?!

— Это реально?

— У нас сложилась очень странная ситуация. Внутри Евразийского союза существует свобода перемещения и так далее. Почему казахи являются легионерами в РПЛ? Ведь подписаны соответствующие документы на уровне государств. И по ним получается, что казахи, киргизы, белорусы, армяне не должны считаться легионерами в РПЛ. Тогда уровень конкуренции резко возрастет. Представляете, у нас появится право выбора. Кого брать — парня из Казахстана или игрока из России, Белоруссии, Армении, Киргизии, который уже не будет считаться легионером. На первый план выйдет спортивный принцип.

— Вы задавали вопрос Александру Дюкову, почему казахи продолжают считаться легионерами в РПЛ?

— Да, мы обсуждали с ним этот вопрос. Надеюсь, наши доводы будут услышаны, в том числе и на уровне руководства стран.

— Вы — успешный бизнесмен. Наверняка просчитываете риски и оцениваете силу российского чемпионата. Если «Кайрат» вступит в РПЛ, вы же понимаете, что вам крайне сложно будет попасть в Лигу Европы?

— Это же вопрос переговоров с УЕФА. Надо будет учитывать и рейтинги других стран, правда? Конечно, участвовать в еврокубках — это наша стратегическая задача, наши болельщики ждут и Лигу чемпионов, и Лигу Европы. Другие топовые евразийские клубы, думаю, тоже хотели бы играть в Европе. Поэтому наиболее оптимальный механизм, который будет устраивать нас всех, обсуждается.

Годовой бюджет «Кайрата» — 10 миллионов долларов

— Какой сейчас годовой бюджет «Кайрата»?

— 10 миллионов долларов. 7 миллионов идет на основную команду и три миллиона — на детский футбол, академию.

— То есть, где-то 650 миллионов рублей, так? Крепкий середняк РПЛ «Урал», который никогда не вылетает, обладает бюджетом в миллиард. Вы готовы будете вложить в «Кайрат» еще 400 миллионов, в случае вступления в РПЛ?

— Я же вам сказал: мы готовы играть в РПЛ, если поймем, какая будет отдача. Мы не хотим только вкладываться в «Кайрат». Какая бизнес-модель в чемпионате России? Мы про футбол говорим как про бизнес или как про благотворительность? Почему российские клубы получают маленькие деньги от телеправ? Давайте обсуждать и менять ситуацию в лучшую сторону! Считаю, объединенный чемпионат вызовет интерес у всех. В пяти странах увеличится телеаудитория.

— Но согласитесь, количество зрителей, телеаудитории зависит от качества продукта, зрелища. «Кайрат» способен усилить, расцветить РПЛ? На что вы примерно можете претендовать в чемпионате России?

— Вы меня подводите немного к другой истории, чтобы я рассуждал, какое место мы займем в РПЛ. Но это уже гипотетический вопрос. Нам важно понимать, какая бизнес-модель будет работать в премьер-лиге, насколько это выгодно нам? Поверьте, если мы решим зайти в чемпионат России, то, конечно, будем стараться соответствовать ее уровню, будем искать совершенно других футболистов. Вот кто сейчас приезжает играть в Казахстан?

— Кто?

— Иностранцы, которые, к сожалению, не смогли проявить себя в Европе и России. Понятно, они едут к нам деньги зарабатывать. Это раз. А во-вторых, как вы думаете — казахстанского футболиста легче продать в Европу из нашего чемпионата, чем из России?

— Нет.

— Ну вот и я о том же. У нас сейчас только один человек играет в РПЛ — Зайнутдинов в «Ростове».

— Был еще Сейдахмет в «Уфе».

— Он сейчас в «Кайрате». Я говорю о том, что казахстанские игроки не составляют сейчас конкуренцию российским футболистам. Поэтому у наших ребят должен появиться стимул — расти, прогрессировать. Но для этого нужна другая среда. Сложно вариться в собственном соку. А если казахов перестанут считать легионерами в РПЛ, это откроет новые возможности.

Мы единственные в Казахстане, кто содержит академию, обучили всех своих тренеров в Германии

— Кто в Казахстане вкладывается в воспитание и развитие местных игроков?

— Только мы. ФК «Кайрат».

— «Астана»?

— Вообще не вкладывается. У них есть четкое понимание, что нужна только первая команда. Они финансируют только ее, чтобы играть в Лиге Европы и Лиге чемпионов. Такая у них задача.

— Ваше мнение по поводу лимита на легионеров в чемпионате Казахстана?

— Нужно, чтобы в заявке было всего пять легионеров. А у нас некоторые клубы уже хотят, чтобы одновременно на поле выходило 8 иностранцев... (Сейчас в Казахстане действует лимит, по которому клубы могут иметь в заявке 8 иностранцев, но одновременно выпускать на поле не больше 6. — Прим. СЭ).

— Вы против?

— А что тогда будет с нашей сборной? Некоторые руководители клубов в Казахстане очень далеки от футбола. Они ориентируются только на один сезон. Каждый год они меняются, я их не успеваю запоминать... Просто осваивают бюджет.

— «Кайрат» — единственный частный клуб в Казахстане?

— Да.

— Зачем вам это нужно?

— Я хотел просто на примере одного клуба — «Кайрата» — показать, что нужно делать, чтобы выправить ситуацию в казахстанском футболе. Мы создали детские академии. Они у нас все под контролем. Разработали программу развития. Молодежная академия, школа-интернат. Все это при клубе. Команда у нас играет в Первой лиге. В общем, выстроили пирамиду. У нас четко прописаны критерии отбора футболистов и тренеров. Специалисты должны соответствовать тому футболу, в который мы хотим играть. За три года мы обучили всех наших тренеров в Ляйпцигском университете. И немецкие специалисты тоже к нам приезжают, передают свой опыт. Мы четко знаем, куда идем. По итогам этого года выиграли все чемпионаты Казахстана — во всех юношеских возрастах, кроме U-19!

— Вас критикуют за то, что переманиваете юных игроков в свою академию?

— А куда этим детям еще идти? В других клубах есть такая академия? Мы даем хороший шанс нашим молодым пацанам. К нам в этом году привезли четырех мальчиков, которые до этого жили в Германии, в Испании, в Барселоне, там тренировались. Но к нам они в итоге не попали.

— Почему?

— Не проходят по нашим критериям. Извините.

— Сколько воспитанников играет в первой команде?

— Восемь воспитанников — в заявке.

— А сколько выходит на поле?

— У нас только два-три легионера играет, остальные — казахи. Наши тренеры четко понимают, что нужно развивать молодежь. В национальной сборной сейчас девять представителей «Кайрата».

Российское СМИ: «Какой процент в сборной составляют казахи?»

Понимаем, почему все время вторые. Админресурс...

— Ваш самый удачный трансфер на выход? На ком заработали хорошие деньги?

— За деньги у нас ушел Ян Вороговский — в бельгийский клуб «Беерсхот». Эта команда могла попасть в высший дивизион, но проиграла в стыковых матчах.

Ян Вороговский может заиграть в АПЛ?

— Сергей Галицкий мечтает, чтобы однажды в составе «Краснодара» вышло 11 воспитанников клуба. Утопия?

— Нет. Отнюдь. В прошлом сезоне в Кубке Казахстана мы играли только своими футболистами. И взяли этот трофей! Остальные клубы выставляли по шесть иностранцев.

— Почему пока не смогли выиграть чемпионат Казахстан?

— В этом сезоне вновь боремся за золото. Последние четыре года мы вторые.

— Это не давит, не напрягает?

— Конечно, напрягает. В принципе, мы понимаем, почему так происходит.

— Почему?

— Есть административный ресурс, который порой задействуют для выигрыша чемпионата.

— Вам завидуют?

— Конечно. Мы говорим, что нужно делать. Но есть темные функционеры, которые не хотят вкладываться в футбол... Отвергают почему-то наши идеи. Мы предлагаем, чтобы все клубы несли ответственность за свои молодежные команды и так далее. Не обязательно содержать академию — можно два возраста. Но какой резерв мы тогда можем получить для сборной? Наша работа неблагодарная... Никого не интересует, как мы развиваем детский футбол. Все у нас заточены только на результаты первой команды. Однако мы не собираемся сворачивать с нашего пути. Создаем условия для молодых казахстанских футболистов. Таков наш путь. Еще мы ориентируемся на молодых иностранцев, которые готовы приехать в «Кайрат», чтобы потом перейти в более статусный клуб. Однако их тяжело сюда затащить.

Посмотрите, как вратарь «Шахтера» пропустил от «Астаны». Вот так и становятся чемпионами

— Почему?

— Из Казахстана тяжело потом двинуть куда-то дальше... Пока мы еще мало о себе заявили на трансферном рынке. Вот продали парня в Бельгию — уже появился более серьезный интерес к чемпионату.

— Если россиян перестанут считать легионерами в вашем чемпионате, не боитесь, что именно они будут играть, а не казахи?

— Это хорошо, когда обострится конкуренция! Тогда наши парни поймут, что надо развиваться. Вообще к нам приезжают футболисты, которые уже несколько лет провели в чемпионате России, они уже адаптированы к нашим условиям. И когда видят, в каком состоянии инфраструктура у некоторых клубов, то не впадают в депрессию, не испытывают культурного шока.

Разрушенные заводы и ржавое табло. Здесь растут таланты Тараза?!

«Замена газона на «Астана Арене»? Впервые об этом слышим»

— Можно ли сказать, что вам стало душно в чемпионате Казахстана?

— Иногда руки опускаются... К сожалению, пишущая братия либо вообще в футболе ничего не понимает, либо делает заказные материалы, очерняющие «Кайрат». Это очень раздражает. Но я понимаю, чем я занимаюсь. Когда вижу, как занимаются футболом дети в академии — вот это настоящий кайф, это дает тебе настоящий стимул идти вперед.

— Договорные матчи — актуальная проблема для казахстанского футбола?

— Да, актуальная. Но мы в этих играх не участвуем!

— Сколько договорняков за сезон?

— Не знаю. Может быть, матчей 10... Договорняки договорнякам рознь. Иногда судьи ошибаются в виду своей квалификации. Но бывают и другие случаи.

УЕФА подозревает клубы КПЛ в организации договорных матчей

«Нож в спину». ФК «Актобе» попался на «договорняках»

— Самая дикая вещь в чемпионате Казахстана, которая вас вывела из себя?

— Удивил матч «Астаны» с «Шахтером» (2:1), когда вратарь гостей пропустил мяч на 86-й минуте, упал в совершенно безобидной ситуации и не смог выбить мяч. И это капитан команды! Я могу вам видео показать — вы будете смеяться. Это ужасно... Я очень надеюсь, что голкипер действительно промахнулся. Но... Вот так и становятся чемпионами (улыбается).

Антикоррупционщики РК завели 80 уголовных дел в спорте за 3,5 года

— Вас не осудили в Казахстане за то, что вы в интервью сказали о готовности рассмотреть идею вступления в чемпионат России?

— А кто меня осудит? Нет, все нормально. Я же говорю о том, что футбол — это бизнес. И я пойду в российский чемпионат, если мне этот переезд принесет какую-то выгоду. Но в первую очередь, нужно отменить положение, по которому казахи являются легионерами в России. Это первый шаг. Сколько в России сейчас академий — но парням негде играть. Когда мы снимем эти границы, они смогут поехать в страны Евразийского союза и получать практику, расти, проявлять себя.